Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Рейтинг@Mail.ru

04-05-2010

Ребиндер Серафим

Верна ли Архиепископия Вселенского Патриархата своему призванию?

4 мая 2010 г.


В статье Серафима Ребиндера, председателя ОЛТР, выражается мнение автора о деятельности Архиепископии Православных Русских Церквей в Западной Европе и затрагиваются проблемы церковной жизни русских эмигрантов.

Чтобы ответить на этот вопрос нужно сначала себе представить, какое именно призвание имела эта Архиепископия. Судя по тому, что говорилось и писалось её членами в былые времена, можно констатировать, что эти люди определили для себя несколько задач. Первая из них, самая очевидная, заключалось в необходимости дать возможность десяткам тысяч русских беженцев, оказавшимся за пределами своей страны, продолжать жить церковной жизнью. В этой церковной жизни должны были воплощаться заветы Московского Собора 1917/18 годов, так как этот Собор увенчал славный период возрождения Русской Церкви в 19-ом веке. У русских эмигрантов почти сразу появилось осознание того, что нужно свидетельствовать о православии на Западе. А когда стало окончательно ясно, что возвращение на родину невозможно в течение ближайшего времени, то возникла необходимость не только в укоренении православия на Западе, но и в сбережении русской церковной традиции. Эти мысли были вполне оправданы теми событиями, которые происходили в СССР, и у эмигрантов были основания для беспокойства в связи с опасениями, что советская власть могла окончательно уничтожить следы христианства на Руси.

Дать беженцам возможность жить церковной жизнью

Вначале Экзархат вполне успешно шёл по намеченному пути, легко достигая цели. Благодаря самоотверженному служению священников и епископов, оказавшихся в эмиграции, и благочестию паствы было открыто много церквей, в частности во Франции. Они были открыты даже в самых отдалённых местечках, как Южин или Тараскон сюр Арьеж, для этого было достаточно даже малого скопления русских беженцев. Эмиграция жила интенсивной литургической, приходской и духовной жизнью. Позднее, после окончания второй мировой войны 1939-1945 гг., Экзархат сумел принять в своё лоно представителей второй волны эмиграции. Необходимо отметить, что в настоящее время многие из потомков первой волны эмигрантов покинули Церковь.

Интеграция новых эмигрантов (которых, скорее, можно назвать мигрантами) из стран, где есть Русская Церковь, связана с большими трудностями. На Западе на них смотрят с некой опаской, или иногда даже с некоторым снисхождением. Подобное отношение, свидетельствующее о трудностях интеграции новоприезжих, можно часто наблюдать в Архиепископии Православных Церквей в Западной Европе (Вселенского Патриархата). Эта проблема заслуживает особого внимания, поскольку легко обвинять в трудностях интеграции самих новоприбывших: «Они, мол, не как мы». Но «разность» не может быть для Церкви поводом для исключения человека или разделения паствы на «своих и чужих». К тому же создаётся парадоксальное впечатление, что нынешнее руководство Архиепископии хотело бы, чтобы Русская Церковь «не составляла ей конкуренции» в окормлении «новой паствы» и чтобы «юрисдикция РПЦ» покинула Западную Европу. С другой стороны, Архиепископия не имеет достаточного количества русскоязычных священников, способных понимать вновь прибывших и говорить с ними. Вот почему с ее стороны ощутимы попытки как можно быстрее «освоить» этих новоприезжих или привлечь священников-«перебежчиков» из Московского Патриархата. Но известно, что переходы из одной юрисдикции в другую часто происходят после неких проблем в покидаемой юрисдикции. Причинами возникающих сложностей считают недостатки Русской Церкви, где, мол, священники подвергаются «произвольной власти епископов». Но на поверку оказывается (и мы знаем это), что реальные причины этих «переходов» чаще всего прозаические.

Со своей стороны РПЦ считает в равной степени своей обязанностью вести миссионерскую работу среди русских, покинувших свою Родину; ведь именно так было до революции. И со стороны Архиепископии обостряется некая «конкуренция», возникает раздувание постоянного болезненного конфликта и напряженность в отношениях. Тогда как всем понятно, что в этой области единственно разумным решением было бы сотрудничество между обеими сторонами, каждая из которых внесла бы как вклад свой незаменимый опыт.

Сегодня видно, что первоочередная задача, которая стояла перед Архиепископией в отношении русской эмиграции, ею больше не выполняется.

Осуществление решений Московского Собора

Что касается реализации решений Московского Собора 1917/18 гг., можно констатировать тот факт, что и здесь ситуация пришла в упадок. В Архиепископии кое-кто до сих пор придаёт большое значение тому, что миряне будто бы участвуют в жизни Церкви. Но внешность обманчива. Если мы посмотрим на то, что есть в действительности, мы не увидим гармоничной церковной жизни, а также попечения епископов, соборно осуществляющих свое пасторское служение на пользу верующих, вместе с ними достойно совершающих таинства и стремящихся к всеобщему спасению.

Церковный закон был постепенно и незаметно заменён гражданским законом об Ассоциациях, и этот последний применяется самым неприятным образом. Да, в церковно-приходском мире могут возникнуть разногласия. В таком случае следует посредством обмена мнениями достичь такого решения, с которым согласились бы все. Вместо этого мы видим, как проводятся «общие собрания» на различных уровнях, где цель состоит не в том, чтобы обмениваться мнениями в поиске истинного решения, а в достижении правды «некоего большинства», чтобы отстранить «противников» и удержать «власть». Эти «общие собрания» часто предваряются встречами, цель которых состоит не в том, чтобы заранее тщательно подготовить церковную тактику, а в том, чтобы свести все к исключению из списка не разделяющих «нужных взглядов» избирателей, к распределению ролей на собраниях, к методам голосования и т.д. В случае возникновения конфликтов не ищется решение при посредничестве какого-либо мудрого воцерковленного мирянина или епископов, но сразу же обращаются в суд или к адвокату. Естественно, люди доброй воли неохотно прибегают к таким нецерковным, но с точки зрения ловкачей законным действиям, потому как их поддерживает большинство, что позволяет им в последствии не стыдится своих поступков.

Здесь налицо ещё одна проблема. В Экзархате всегда было несколько епископов, и один из них стоял во главе, был, что называется, правящим архиереем. В уставе Архиепископии прописан «Совет епископов», который должен собираться не менее двух раз в год. Роль этого Совета очень важна, хотя многим плохо понятна. Наш церковный удел оказался отрезанным от Русской Церкви, и никогда по настоящему не соединился с Константинопольской. В задачи «Совета» входит осуществление соборности епископов, которая необходима Церкви. Православный епископ принадлежит к своей Поместной Церкви и к Собору её епископов. Без соборности епископ постепенно теряет свой авторитет, что, к сожалению, происходит в Архиепископии (со слов самого архиепископа).

За последнее время обстановка сильно ухудшилась, так как остался только один епископ, а потому в будущем невозможно будет сделать выбор. К выборам Константинопольского Синода кроме правящего епископа кандидатов нет! А такой кандидат должен быть уже опытным архиереем, показавшим, что способен занять такую должность.

В конечном итоге мы видим, что и здесь Экзархату не удалось создать убедительную модель применения решений Московского Собора 1917/18 гг.

Свидетельство православия на Западе

Исторически Экзархат полностью осуществил здесь свое предназначение. Фактически, иерархи и замечательные богословы той эпохи внесли свой вклад в экуменический порыв, возникший в первой половине ХХ-го столетия. Их участие было особенно благотворным, поскольку оно было свободно от духа прозелитизма и компромисса. Роль Экзархата была тем более важной, что в этот период из-за проблем, связанных с распадом Османской империи и с водворением коммунизма в восточной Европе, никто другой не мог свидетельствовать о православии в экуменическом движении. Сегодня ситуация радикально изменилась. Поместные Православные Церкви теперь играют основную роль в экуменическом диалоге. Уникальный характер служения Архиепископии на этом поприще исчез. Но остаётся необходимость свидетельствовать о присутствии православия на Западе, что, конечно, весьма важно. Жаль только, что ссоры и разногласия внутри и вокруг этой структуры бросают тень на это свидетельство.

Укоренение православия на Западе

Вокруг задачи укоренения православия на Западе сконцентрировалось всё внимание, все ссоры и все распри в Архиепископии. Однако никто не отрицает, что это наш долг. Трудности зиждутся только на путях его осуществления. Многие в Архиепископии, с одной стороны, все еще считают, что этот процесс может и должен происходить только через них, так как они (почти) единственные православные, которые свободны от филетизма. С другой стороны, эти люди думают, что укоренение Православия может произойти только со временем, когда полнота Церкви обретёт правильный путь по устройству Православной Церкви в Западной Европе. Они считают, что систематическое противостояние Матери-Церкви (или Церквам) только осложняет проблему. К тому же эти православные люди думают, что Архиепископия, отрезанная от своих корней, идёт в никуда и уже не способна на истинное свидетельство о православной вере. Наоборот, в силу своей замкнутой обособленности она рискует потонуть в сектантстве, как это уже произошло с другими структурами, отрезанными от своих корней.

Заключение

Этот краткий обзор судьбы Экзархата Вселенского Патриархата показывает, что он образцово был верен своему призванию с начала своего существования до не столь давнего прошлого. Но условия его существования коренным образом изменились вследствие распада Советского Союза и наплыва новых эмигрантов из Восточной Европы и новой России. Он больше не является центральной православной структурой в Западной Европе и не может выступать от имени православного мира. Перемены, произошедшие после распада СССР и падения коммунизма, оказали сильное влияние на Экзархат, который погрузился в глубокий кризис, силы его поубавились.

Именно в этих условиях 8 мая 2010 года в Париже пройдет очередное общее собрание Архиепископии (Вселенского Патриархата). Её руководство приложило много усилий, чтобы на этой встрече не присутствовали те из членов, которые не согласны с властьимущими. Это было сделано ловко и не без успеха. Оппозиции у большинства не должно возникнуть.
 
Но Архиепископии надо было бы собрать все свои силы, чтобы преодолеть проблемы «большинства», сохранить единство паствы и найти пути к возрождению своего будущего. Сегодня Архиепископия занимается навязыванием спорных тезисов, что может привести к необратимым сущностным изменениям.

Источник