Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Рейтинг@Mail.ru

04-01-2016

К 75-летию со дня освящения Малой церкви в Ницце. 1859 - 1934 г.

Больше половины русских, приезжавших в дореволюционное время в Ниццу на зиму, приезжало именно потому, что тут была наша православная церковь. Большую заслугу соотечественникам оказали те, которые дали идею о построении здесь приходской церкви, первой русской приходской церкви в западной Европе, как равно и те, которые эту идею привели в исполнение. Для оценки их заслуги, здесь не излишне объяснить, при каких условиях и с какими средствами дело было предпринято.

До 1857 г. священники, приезжавшие из Марселя, где есть греческая церковь, выписывались преимущественно людьми богатыми для совершения в случае надобности заранее определенных треб. Этим утешением, следовательно, не могли пользоваться все. Многим приходилось страдать без успокоений религии, оставлять мир без напутствия! О необходимости устройства православной церкви в Ницце много говорилось и много писалось, но не доставало инициативы и денег. Притом и мнения были разные. Одни полагали достаточным приглашать священника из России лишь на зиму; другие предлагали нанять зал, устроить походную церковь, а затем уже выписать священника, третьи думали просить министерство иностранных дел учредит русскую церковь при нашей миссии в Турине, и так как православных там на жительстве никого нет, то по примеру женевской, переведенной из Берна, церковь из Турина перевести в Ниццу. Некоторые предлагали просить морское министерство устроить в Виллафранке часовню, на том основании, что русскому правительству уступлено там несколько домиков для пользования наших военных эскадр.

Все эти толки не вышли бы, по всей вероятности, из области предположений, если бы им не дал практическое направление приезд Императрицы Александры Федоровны, собиравшейся на зиму 1856-57 г. в Палермо н неожиданно прибывшей в Ниццу.

Чтобы положить начало этому святому делу, Императрица избрала один из приемных у себя дней, именно 8-20 апреля 1857 г., и, осведомив присутствующих о принятом решении, вписала в подписной лист 8 тысяч франков. Сейчас же между присутствующими на вечере было собрано до 20 тысяч франков и в принципе было решено построить обыкновенный дом, в верхнем этаже которого помещалась бы церковь. Дом упрощал затруднения, могущие возникнуть со стороны сардинского правительства, так как в то время, несмотря на либеральные его стремления, оно не решилось бы открыто дозволить водворения в своей земле иноверческих храмов. (Впоследствии даже было выговорено, чтобы этот дом не имел внешнего вида храма).

Имея 20 тысяч франков, Императрица уполномочила нашего посланника гр. Э. Штакельберга приступить к покупке земли нужной для возведения упомянутого дома, а на устройство в нем церкви - испросить разрешения сардинского правительства и нашего министерства иностранных дел.

2-го числа мая месяца участок был куплен. Акт покупки, внесенный в книгу гражданских сделок (инсинназионэ), за № 1525 (дела № 269), упоминает, что земля куплена у братьев Тиранти графом Э. Штакельбергом, для построении церкви греко-российского исповедания, воздвигаемой по подписке, и что, следовательно, земля приобретена во имя и в пользование этой церкви. (При передаче Ниццы Франции, местные городские власти в то время официально удостоверили, что церковь, т. е. духовное учреждение, представляемое ее управлением, есть истинная владелица, и что французское правительство, в отношении к этому учреждению, приняло все обязательства. сардинского правительства. Переписка об этом находилась в архиве нашего консульства).

Купленный участок в начале представлял правильный параллелограмм в 50 метров длины и 20 м. ширины, т. е. площадь в 1000 кв. метров. За него заплачено 11 тысяч франков (т. е. по 11 франков за 1 кв. метр).

Условия покупки налагали следующие сервитуты:
1) Строить здание на крайней северной части, и не давать ему ширины более 15 метров, что определяло площадь в 300 кв. метров.
2) Остающиеся 35 метров к югу занять садом.
3) Не ставить колоколов и не учреждать кладбища.

В течении 1857 г. подписка на постройку достигла 48.340 франков. К концу года был получен из Петербурга план церковного дома, составленный, но поручению Императрицы, дворцовым архитектором Кудиновым. Со дня на день ожидалось приказание начать работу, как вдруг дело приостановилось на целый год. К сожалению, приобретенный для церкви участок находился в новых кварталах города, еще не подведенных ни под какой план (план регулятор). Этот план составлен был давно, но в Турине не торопились его утверждать. Вслед за поступлением нашего проекта в местную строительную комиссию (consiglio dornato) в Ницце было получено известие, что забытый городской план поднят на ноги и это изменило все предположения. По плану для бульвара Лонгшан отрезывалось треугольником 368 кв. метров, следовательно, на северной стороне не было бы возможности строиться, а посредине воспрещали условия. Начались переговоры. Надо отдать справедливость городскому начальству, что оно изыскивало различные компромиссы, — предлагало, например, соответствующий участок близ строящегося городского госпиталя С.-Рош, или на Авеню дю Пон Нэф, (которое теперь носит имя Авеню де ля Виктуар). Но пришлось бы приплатить значительную сумму, которой строительная комиссия не располагала. Кроме того, ни там, ни тут не было еще проезжей дороги и ее пришлось бы устраивать на свой же счет, а для постройки на Авеню дю Пон-Нэф требовалось бы строить здание с особым фасадом, т.е. с портиками, как на площади Массена. Искали в других частях города, но везде являлись препятствия. В конце концов остановились на первоначальном выборе. Благодаря участию префекта и мэра города пришли к соглашению с соседними владельцами и дело направилось в Турин, где 4 дек. 1858 г. был подписан королевский патент, контрассигнованный гр. Кавуром (имеется в церковном архиве). Наша церковь освобождалась от сервитутов, с обязательством однако не занимать под строение более 300 кв. м., и кроме того, объявлялась «делом общественной пользы», «d’utilité publique». Городские власти сделали еще любезность и за отрезанные под бульвар 310 кв. метров уплатили церкви 3.410 франков, а остальные 58 кв. метров отрезал себе сосед, с уплатой 658 франков. Таким образом земля обошлась в 7.521 ф. 10 с. Впоследствии быль еще сделан мелкий обмен земли с соседом с северной стороны. Сторожка, построенная с этого боку, была упразднена и сосед, взяв несколько метров под постройку нового дома с улицы Когта (теперь Маршал Жоффр) уступил с юга участок, примыкающий к церковном саду, где и построен был ныне стоящий домик для церковного сторожа.

По окончании всех переговоров, гр. Штакельберг, с согласия Императрицы, учредил в Ницце строительную комиссию, в которую с их согласия назначены: председателем А.Я. Скарятин, членами: Росийский консул А.И. Грив, кн. Л.М. Голицын и В.В. Чачков.

Закладка храма была произведена 2/14 декабря 1858 г.

При вступлении комиссии в свои обязанности средства ее были не в блистательном положении. Наличными было собрано лишь до 12 тысяч франков, так что по уплате за землю в кассе оставалось менее трех тысяч. Но к концу 1859 г. было собрано уже 72 тысячи франков, н не смотря на то, что все же эта сумма была недостаточна, работа производилась поспешно, и постройка должна была быть оконченной к приезду Императрицы на зиму 1859-60 г. Данный комиссии план оказывался недостаточно приспособленным к нуждам прихода и пришлось немного изменить, дабы увеличить площадь храма. Равно было испрошено разрешение у местных властей на увеличение высоты храма до 8 метров, и устройство потолка со сводами. Главная работа производилась летом во время отсутствия из Ниццы членов комиссии и, архитектор, приступая к устроению кровли, нашел удобным в видах увеличения ее солидности, а равно и для благолепия внутренности храма устроить купол, который мы и сейчас видим. Когда члены комиссии возвратились к своим местам, все было уже готово. Купол поразил их, так как расходился немного с общим характером здания, но так как он увеличивал свет в церкви, придавал потолку более легкости, — то его и не потревожили.

Не излишне отметить также, что если фрески, украшения и вся лепная работа не гармонирует с характером резьбы и колоритом иконостаса, то это потому, что иконостас пришел из России уже по окончании всей внутренней отделки! Недостаток единства орнаментации пополнен был несколько уже в 1873 г. устройством вокруг стен дубовой панели.

Пожертвованный Императрицей иконостас составлял одну из драгоценностей храма. Он был привезен из Петербурга на фрегате «Олаф» в огромных ящиках и состоял из 200 отдельных частей. Рисунок его проектирован академиком Горностаевым; исполнены же были художественные резные работы в мастерской Алексеева, а живопись академиком Васильевым. Резные клиросы и запрестольный образ пожертвованы свитой Императрицы. Кроме того, от Императрицы же были получены: св. Плащаница, хоругви, несколько полных облачений; от принца П.Г. Ольденбургского: св. Евангелия, кресты и священные сосуды; от Святейшего Синода полный круг церковных книг; от герцога Пармского (комт де Виллафранка) св. Евангелие в обложке из цельного серебра, украшенное разноцветными каменьями. Из более ценных св. предметов, полученных впоследствии в разное время можно упомянуть о 8 подсвечниках, священных сосудах, лампаде, все из кованного серебра, пожертвованных Импер. Александром II и Импер. Марией Александровной в память их сына, покойного цесаревича Николая Александровича, скончавшегося в Ницце в 1865 г., о запрестольной иконе Св. Троицы в дубовраой ме от гр. Тизенгаузена, бар. Фредерикса и г-на Шторх; о запрестольном кресте из кованого же серебра, принесенном от войска Донского в память своего августейшего Атамана; о шитом золотом по пунцовому бархату облачении от графини А.М. Толстой, о серебряной дарохранительнице от г. фон Дервиз, о хрустальных люстрах и бра от г. Константинова, о покрове из золотой парчи от гр. А.А. Орловой-Денисовой; о двух иконах на алтарной стене: св. Александра Невского и св. Марии Магдалины, писанных художником Н.И. Юрасовым, о иконе Спасителя над входными дверями, писанной кн. Абамелик. В двадцатом уже столетии были пожертвованы 2 иконы Божией Матери Толгской и Владимирской в дубовых киотах с лампадами г-жами Шабельской и Самариной, иконы св. великомученицы Екатерины и Варвары в дубовых рамах, писанные Е.Д. Самариной, иконы четырех Евангелистов, а на наружных стенах храма фрески: Спасителя, св. Николая Чудотворца и св. царицы Александры, серебряный семисвечник, 2 подсвечника, дарохранительница, Евангелия А.А. Фомичевым, подсвечники г-жей Сапожниковой, облачения — семьей Терещенко, аналои — княжной Абамалек, завеса А.И. Ляховой, хоругви В.В. Либерж и много, много других пожертвований, записанных именами жертвователей в инвентаре церкви.

Торжественное освящение храма происходило в четверг 31 декабря (ст. ст.) 1859 г. Оно было совершено в присутствии великой княгини Марии Николаевны, ее дочери княжны Марии Максимилиановны (впоследствии принцессы Баденской), принца. Л.Г. Ольденбругского, нашего посланника при Сардинском дворе, свиты Императрицы, разных сановников и до 100 приглашенных. Чин освящения совершал придворный протоиерей Сперанский, с духовенством с эскадры адмирала Пордмана и придворного хора певчих. Это торжественное богослужение с главными присутствующими превосходно передал по воле Императрицы, в акварельной картине, голландский живописец Тешар.

На следующий день, в наш новый год, при принятии поздравлений на вилле де Орести, Императрица лично благодарила всех членов строительной комиссии как то: А.Я. Скарятина, графа Вьельгорского, графиню Тизенгаузен, гр. Штакельберга, И.А. Штрох, А.И. Грив и прочих жертвователей, которых было 159 человек, между ними члены Императорскаго Дома занимали первенствующее место.

В нижнем этаже церковнаго здания, в большой комнате устроена была библиотека, начало которой положил в 1860 же году наш поэт и литератор князь П.А. Вяземский. Бывший министр просвещения А.В. Головин обогатил ее некоторыми ценными изданиями. Библиотека состоит преимущественно из книг духовного, исторического и беллетристического содержания.

С основания церкви, т. е. с 31 декабря 1859 г. и по сие время состояли в ней настоятелями:
1859-1860 г. — придворный протоиерей Сперанский;
1860-1863 г. — протоиерей Д.В. Васильев;
1863-1867 г. — протоиерей В.А. Прилежаев;
1867-1878 г. — протоиерей B.И. Левицкий;
1878-1887 г. — протоиерей С.В. Протопопов;
1887-1918 г. — протоиерей С.Г. Любимов;
1918-1922 г. — и.д. настоятеля прот. А.Д. Селиванов;
1922-1925 г. — протоиерей Н.И. Подосенов;
1925 г. — Преосвященнейший архиепископ Владимир (Тихоницкий).

В этот же период были избраны церковными старостами:
Кн. Оболенский, Н.Н. Жадовский, А.П. Карамзин, А.Я. Скарятин, кн. C. Абамелек, А.В. Олсуфьев, кн. Д.М. Голицин, В.В. Чачков, А.О. Капнист, В.В. Чачков, гр. Н.А. Апраксин, кн. Л.В. Кочубей, Н.М. Римский-Корсаков, З.Я. Фукс, А.С. Щеголев, А.А. Любимов, Д.Н. Губарев, адм. Греве, гр. П.Ф. Сумароков-Эльстон, С.Н. Блинников, А.В. Неклюдов, кн. П.С. Волконский, А.С. Чудинов, кн. С.А. Кропоткин, П.В. Оноприенко.

Церковный вестник Западно-Европейской епархии, №№ 6 и 7, июнь-июль 1935 г., с. 26-30.


PhotoPhoto