Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Рейтинг@Mail.ru

21-03-2020

Дорогие мои братья и сестры, прихожане!

В эти тревожные для всякого человека дни многие пастыри Церкви Христовой обращают к нам свое слово, и слово это нередко преисполнено мудростью и любовью, верой и нерушимым упованием на Господа. В то же самое время мы с вами наблюдаем большое разнообразие мнений и утверждений. Мнения эти порой разнятся не только между отдельными личностями, но даже между собраниями архипастырей или синодами различных Православных Поместных Церквей. Не ставя ни в коей мере себе задачу разбора мнений, - пусть сама жизнь расставит все по своим местам и явит нам, кто был прав, а кто заблуждался, - тем не менее позволю себе некоторые размышления о том, что происходит с нами здесь и сейчас и каков может быть наш христианский ответ перед лицом разворачивающейся перед нами вселенской трагедии.

Совершенно очевидно, что мир столкнулся с чем-то чрезвычайно опасным и для многих смертельным. Нависла страшная угроза над теми, кто нам особенно дорог: нашими престарелыми родителями, бабушками и дедушками, нашими друзьями и близкими, ослабленными болезнями и жизненными невзгодами. Именно они, а отнюдь не процветающая часть общества, становятся первыми жертвами этой новой болезни. Конечно, эпидемии в истории человечества случались неоднократно, бывало и раньше много жертв разнообразных "моровых язв" и "смертельных поветрий". Но вряд ли это послужит нам достаточным утешением, когда страдают и умирают те, кого мы любим, и без которых плохо представляем свою дальнейшую жизнь. Вирус действует избирательно, но избирательность эта не тождественна нравственным изъянам человека. Чаша гнева Божия проливается на старых и молодых, на правых и неправых, на верующих и неверующих, на грешников и праведников, хотя последние, несомненно, имеют уже награду в себе и ожидают лишь того дня, о котором когда-то мечтал Апостол Павел: "Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше" (Флп. 1:23). Также и пророк Давид говорил: "Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь" (Пс. 33:20). Мы видим, что чаша эта переполнилась и земля уже не выносит беззаконий человеческих: природа начинает мстить нам за нашу алчность и эгоизм, за желание уничтожать всё и всех вокруг себя, не жалея ни человеков, ни скотов, ни дерева, ни малой пчелы. Планета бьет температурные рекорды, ежедневно исчезают целые виды животных, насекомых и растений. Мы уничтожаем творение Божие, мы противостоим Богу и восстаем против Им установленных законов жизни и нравственности. Мы, люди, не желаем ничего знать, кроме того, что лежит у нас под носом и считаем, что нам нет дела до того, что творится за порогом нашего дома. Мы поделили Землю и считаем, что можем делать с ней все, что нам вздумается. Люди и страны отрекаются от Бога одни за другими, а избранные нами парламенты уже добрались до детей и хотят развращать их с малолетства. А мы... у нас свой огород и хата с краю: главное, чтобы нас оставили в покое и позволили жить нашими маленькими эгоистическими интересами. Так может продолжаться очень долго, пока не придёт конец Божественному долготерпению. Нынешняя эпидемия - самое малое, что могло с нами случиться, ибо "достойное по делам нашим восприемлем" (Лк. 23:41). Возможно, и крайне вероятно, что это начало чего-то большего, тех вселенских скорбей, о которых нам пророчествовало Евангелие (Мф. 24:7), о которых толковали прозорливые старцы и размышляли писатели-футурологи. Болезни меняют человека, они заставляют его задуматься о чем-то большем, чем была его жизнь до того, как болезнь пришла. И этот опыт, к сожалению, невозможно получить иным путем. "Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян. 14:22).

В эти дни, братья и сестры, скорбь пришла не к нашему порогу, она уже в нашем доме, она уже, скорее всего, внутри нас. Каждому надлежит пройти это огненное испытание, рано или поздно. Не означает ли это, что наступил момент, когда Бог возжелал очистить нас, потрясти не отдельных людей, а все человечество в целом? Думается, что не к смерти послана эта болезнь, а как необходимое нам духовное потрясение, которое должно перевернуть многое в народах и каждом по-отдельности. Это - Катарсис, в котором мы давно нуждаемся, потому, что уже не в силах остановиться сами. Потому что нас унесло уже слишком далеко. И это течение, этот бег будет остановлен, потому, что мы сами знаем, что бежим в пропасть, провалившись в которую мы уже точно никогда не вернемся к прежней, нормальной жизни. Перед нами замаячила смерть. Чтобы мы, наконец, начали понимать, что уже и так почти умерли, потому, что духовно мы уже почти неживые, что живем мы почти исключительно плотью, ради плоти и во имя плоти. И даже мы, верующие, хотим, чтобы Бог содействовал нашей плотской жизни, обустраивал её, делал ещё более удобной и безопасной. Не так ли? Мы уже сейчас поставили Таинства на службу себе: Причастие мы воспринимаем как лекарство от всех болезней, а не как то, о чём нам заповедовал Сам Христос - как Анамнесис - духовное и метафизическое соучастие в Его Вечери, как сопричастность Его Жертве, осуществленной в Теле и Крови Его.

Сейчас мы лишены - не будем преувеличивать - лишь ненадолго, лишь временно, участия в Евхаристии, в общей Литургии, которая всегда духовно укрепляла нас и которую мы, многие, воспринимали как должное и потому - переставали ценить. Некоторые и вовсе научились требовать себе участия в Таинстве, хотя и пренебрегали элементарными правилами приуготовления к нему. Служение Христу мы подменяли служением Христа нам, нашим плотским, материалистическим интересам: чтоб здоровье было, чтоб работа хорошая, чтоб удача нас не покидала: вот для чего нам нужен Бог! Мы, как тот богач из притчи, везде тащим за собой свои сокровища, свои амбары, чем бы они ни были. И вот когда мы понимаем, что можем потерять всё это в одно мгновение, в один миг - да, мы начинаем понимать, что всё это - тлен, а душа, она - пустая и в ней нет Бога, потому что Бог был для нас всегда извне. Он нам был всегда нужен для чего-то, не Сам по Себе. Коротко говоря, мы стали язычниками и материалистами под личиной христиан, и не переставая создавали себе идолов из чего и кого угодно.

И вот наступил Великий Пост и кто-то властной рукой потянул рычаг и весь мир начал останавливаться. А мы оказались заперты дома, без Литургии и Причастия, без общей молитвы и того человеческого общения, которым мы так дорожим. У нас отняли самое дорогое, пока еще не по-настоящему, а лишь на время. И мы засуетились: как же так? Где оно всё, к чему мы так привыкли? Почему это мы должны себя в чем-то ограничивать? Мы хотим, чтобы всё было как всегда! Но похоже, братья и сестры, что Бог этого не хочет. И дело здесь не только в нас: ведь мы, - что бы мы о себе ни думали, - лишь часть большой человеческой семьи. И семья эта уже давно и серьезно больна. И да - мы тоже не исключение. Господь ставит нас всех перед лицом смерти и больших потрясений и это на самом деле то, что нам нужно. Это и есть наш пост. Каждый для себя может выбрать: у кого-то появится время побыть с детьми и, наконец, поговорить с ними о Боге; кто-то в уединении обретет дар молитвы и покаяния; кому-то удастся остановить бесконечный бег в своей голове и поразмыслить над упущенным временем и переопределить приоритеты... Время дано, а обстоятельства располагают к серьезности. Это ли не дар?

Но мы люди, и инерция в нас велика. Мы привыкли жить по схеме. А Господь эту нашу схему ломает прямо сейчас. Нам нужно это принять и научиться. "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!" - это слова Спасителя (Мф. 4:17). Покаяние - это не ритуал, не привычные слова извинений, это - переосмысление и внутренний переворот, в котором всё должно встать на свои места: сначала Бог, потом - всё остальное. Как же это нелегко! Подвергается испытанию наша вера. Нам кажется, что всё просто: надо исповедоваться и причащаться. Прихожане пересылают друг другу незатейливый стишок: не бойтесь, мол, читайте 90-й псалом и никакая хворь вас не возьмёт: "Не позволит наш Господь верных чад касаться плоть" (стилистика сохранена). Подобным образом диавол искушал Спасителя тем же 90-м псалмом, предлагая Ему сброситься с крыла Храма: ведь "Ангелам Своим заповедает о тебе - охранять тебя на всех путях твоих: на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею". Господь отверг искушение чудом. А мы готовы смело пойти без каски под падающие кирпичи: ведь не может же Господь не сотворить чудо для нас, когда мы так готовы рискнуть своим здоровьем! Мы не задумываемся, что Господь уже сотворил чудо, даровав человеку разум, чтобы разуметь, что нужно, а что не следует делать в тех или иных обстоятельствах. Христос творил чудеса, но даже Его Апостолы не всегда могли сотворить чудо. Зачем же искушать Бога, если мы точно знаем, что те или иные наши действия потенциально опасны не только и не столько для нас самих, сколько для наших ближних, которые могут не пережить вирусной атаки? Из истории Церкви мы хорошо знаем, что подобное бездумное поведение нередко плохо кончалось не только для желающих блеснуть своей верой перед другими, но и для тех самых других. Мы не должны позволять делать из своей веры карикатуру. Во что верим мы? В исключительные свойства колокольного звона или в стерильность всех священных предметов в церкви? В то, что человек не может заразить человека стоя рядом с ним на богослужении? Наверное, и в это тоже. Но нам стоило бы задать себе вопрос, не выявляет ли такая вера некую материалистичность нашего восприятия? Ведь Христос не освящал предметы: он исцелял и освящал самого человека. По отношению к человеку, как личности, все предметы и весь церковный обиход имеют явно второстепенное значение: "Не человек для субботы, а суббота для человека" (Мк. 2:27). Посему чудо, если оно и имеет место, направлено прежде всего к конкретной личности и находится в прямой связи с его верой и духовной необходимостью в данный конкретный момент времени. Чудеса массового порядка - крайне редкое явление. Именно поэтому даже Причастие для Апостолов было освящением и благословением, а для Иуды - погибелью и осуждением. Не может человек требовать от Бога, чтобы Он творил с ним чудеса непрерывно 24 часа в сутки, в то время как сам он будет пренебрегать правилами разумного поведения, не рассуждая о благе ближних. Это как раз тот случай, когда перед нами встает вопрос: стремиться ли во что бы то ни стало участвовать в Литургии и подвергнуться опасности заразиться тяжелой болезнью или все же воздержаться на время и переждать, когда эпидемия закончится или опасность не будет столь явной? Еще острее встаёт вопрос, когда, возможно, мы сами являемся носителями опасности для других людей, даже не ведая того. В этом случае наш долг верующих христиан - предпринять все необходимые действия для ограждения наших ближних от беды, которую мы можем им принести. Ссылки на нашу личную уверенность в том, что "всё будет хорошо" здесь граничат с безнравственностью и становятся общественно-опасным заблуждением.

Давайте лучше, дорогие братья и сестры, поищем пути, которыми мы могли бы послужить нашим ближним в тех обстоятельствах, в которые помещает нас Господь. Об этом, надеюсь, мы сможем порассуждать в другой раз.

А пока хотел бы напомнить мудрые слова из книги Иисуса, сына Сирахова:

"Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего - врачевание... Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими... Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его" (Сир. 39:1-7).

Ваш,
протоиерей Андрей
21.03.20, Ницца.